|  | 

Новости

Омская «скорая»


В Омске 58-летний врач-педиатр «скорой» погибла от кровоизлияния в мозг в доме пациента после вызова. Коллеги погибшей говорят, что недовольный отец малеханького пациента накричал на доктора и обматерил, а после того, как доктору стало плохо, посчитал, что дама притворяется.

Корреспонденты НГС.Анонсы побывали на подстанции скорой помощи № 8, где работала погибший педиатр, и поглядели, как работают врачи, также испытали на для себя все тяготы работы в «скорой помощи» и узнали, за сколько минут должна приехать бригада докторов к пациенту.

Работу в «скорой» считают одним из самых небезопасных и непризнательных занятий. Раз в день выручать людские жизни в Омске выезжает по 90 бригад и машин «скорой помощи». На самой большой в городке подстанции скорой помощи № 8 каждый денек (посменно) работают по 18 бригад «скорых», 60 водителей и поболее 100 докторов. Автопарк подстанции состоит из новых машин «ГАЗель Бизнес» и старенькых «ГАЗелей», схожих на пассажирские маршрутки.

Эта подстанция в конце октября лишилась специалиста: на вызове из-за кликов недовольного отца пациента, 5-летнего малыша, от кровоизлияния в мозг погибла 58-летняя педиатр Валентина. В «скорой» в Омске бывало всякое: на докторов нападали, лупили, их кусали собаки, — но такое вышло в первый раз. С Валентиной на вызове была фельдшер Надежда Мирошина (на фото посиживает спиной. — И.А.): «Перед гибелью она произнесла: «Меня никогда в жизни так еще не материли». «Валентину мы похоронили с томиком стихов о любви — хороший был, светлый человек», — добавляет заведующий подстанцией № 8 Андрей Хлопков.

Докторы признают: в «скорой» привыкаешь ко всему, и к злости пациентов в том числе. «На федеральном уровне нас приравняли к официантам, заявив, что докторы «скорой» не выручают жизни, а оказывают услуги», — пеняет заведующий подстанцией Андрей Хлопков. Сейчас, по его воззрению, «скорая» работает и за докторов поликлиник: в половине случаев пациенты могли бы дойти до поликлиники. Шофер 1-го из экипажей «скорой» Сергей возмущен: «Сейчас у всех сотовые, вызвать доктора на дом проще, чем пойти в поликлинику. Нередко мужчины вызывают для себя доктора из-за пореза на пальце». «Однажды нас вызвала одинокая дама, чтоб мы проявили, как закапывать капли в нос», — вспоминает смешной случай на работе 25-летний фельдшер Руслан.

На подстанции № 8 есть две комнаты отдыха для персонала — по 4 кровати в каждой. На одной из числа тех кроватей, что на фото, время от времени отдыхала ранее педиатр Валентина. В «скорой» докторы работают по сменам и днями — многие не выдерживают этого ритма, когда за смену вероятны только два перерыва по полчаса: обед (в 12–14 часов) и ужин (около 18 часов). Выехав на вызовы совместно с бригадой «скорой», создатель удостоверилась лично: времени на обед и даже туалет практически не остается — по рации вызовы поступают повсевременно, пока экипаж еще в пути. Докторы улыбаются: в празднички бывает еще ужаснее, а это — обыденный для их ритм.

Поначалу вызов от пациента на номер «03» поступает в единый колл-центр, который находится в Амурском поселке, вызовов в среднем по Омску — 1500, ведает диспетчер подстанции, медик с 38-летним стажем Валентина. Диспетчеры колл-центра, узнав контрольную информацию о пациенте (ФИО, возраст, пол, адресок, повод воззвания), передают данные через специальную программку по подстанциям, в том числе и на компьютер Валентины. «Бригада выезжает через 4 минутки после поступления звонка», — ведает она и здесь же по звучной связи заявляет номер экипажа, которому необходимо ехать на вызов.

«Время прибытия «скорой» считается не с момента поступления звонка на «03», а с момента выезда бригады, — уточняет заведующий подстанцией № 8 Андрей Хлопков. — В среднем «скорая» доезжает за 15–20 минут, это эталон по всей России». Но общее время ожидания «скорой» может быть больше из-за нехватки бригад. На один «простой» вызов, по словам Хлопкова, у бригады уходит до 1 часа 10 минут (с учетом дороги до дома пациента, оказания помощи, транспортировки пациента в поликлинику. — И.А.). «Когда стоит вопрос о жизни пациента, вызов может затянуться и до 2–3 часов: был пациент, которого супруга решила отучить пить и переборщила с дозой чемеричной воды, — у омича тормознуло сердечко, не могли «запустить» 2 часа», — вспоминает глава подстанции «скорой».

Решив испытать работу «скорой», корреспонденты НГС.Анонсы поехали на вызов. В дороге неописуемо трясло. Шофер бригады Константин ведает — по городку время от времени ездит и 90 км/ч, если критическая ситуация. «В последние года два больше водителей стали уступать дорогу, появилось понимание», — гласит он. Константин уже 4 года в «скорой», его стаж за рулем — более 30 лет. Раз в год он и все водители «скорой» проходят проверку, участвуют в конкурсе. За прибытие «скорой» впору премий, как признались Константин и его коллеги, не дают, зато есть азарт — успеть. Как увидит чуток позднее сотрудник Константина из другой бригады, «мигалки и сирена «скорой» не снимают ответственности на дороге».

Снутри «скорой» предусмотрены места для 4 человек — пациента, его провождающего (только 1 человек) и 2 фельдшеров, в кабине — шофер и доктор. Бригады «скорой» по числу и квалификации персонала делятся на линейные и акушерские (экипаж 2 человека), фельдшерские и докторские (до 5 человек); по степени тяжести вызовов бывают линейные и спец бригады. Каждый автомобиль «скорой» обустроен оборудованием — монитор, дефибриллятор (аппарат, стимулирующий работу сердечной мускулы импульсом электронного тока. — И.А.), аппарат для вентиляции легких, реанимационный набор, также есть кислородные баллоны и носилки. Из-за шифанеров с медикаментами в новых «ГАЗелях» места меньше, чем в старенькых, «но в морозы теплее» — признаются докторы.

«Моя мать в «скорой» работает, я пошла по ее стопам, а все знакомые и друзья в шоке, что я уже 4 года работаю в «скорой», — по дороге на вызов ведает 25-летняя фельдшер Лена Кисельникова и вспоминает случаи, когда омичи вызывали «скорую» из-за того, что жжет лицо после бритья. «А еще нередко мы возим бомжей, которых милиция не подбирает, — после их приходится поновой машину мыть и проветривать», — добавляет шофер Константин. Сверстники Лены выдерживают в «скорой» не более одного года и увольняются из-за обезумевшего ритма и низкой заработной платы. По словам Андрея Хлопкова, начинающие фельдшеры получают от 16 тыс. руб., а врачи со стажем — до 35 тыс.

Перед заездом во двор многоэтажки «скорую» иногда встречают бетонные блоки, в личном секторе — собаки. Нередко проехать к дому нереально и из-за припаркованных авто. В поисках подходящего подъезда докторы «скорой» прогуливаются по 1,5 км пешком. Ночкой — с фонариками. Шофер «скорой» остается ожидать бригаду (нередко это две девицы) и, что бы ни случилось, покинуть машину с дорогим оборудованием не может — не положено. «Бывает, на вызовах юные девченки рыдают — такового насмотрятся. Либо пациенты-наркоманы, буянят, девицы не могут совладать с ними», — поведали водители «скорых».

«К неким клиентам ездим по пару раз в денек, — продолжает фельдшер Лена. — Каждый денек «скорую» вызывают к лежачим бабушкам, небольшим детям». Из-за непогодицы скачет давление у старых метеозависимых людей, как и у 73-летней пациентки, к которой прибыла бригада совместно с корреспондентами. Дочь пациентки Лена Анатольевна попросила не фотографировать ее, но заверила создателя, что докторы в «скорой» обходительные и всегда «приезжают впору, а если не могут впору — предупреждают, что нет свободных машин».

По второму адресу корреспондентам хозяйка дома воспретила снимать 72-летнюю мама и себя, но отметила, что призвание докторов уважает. «На работе делали исследование по регионам, и удостоверились, что в Омске очень тяжкий контингент. Погибель доктора на вызове — человечий фактор, — заявила дама и добавила: — У меня брат — фельдшер в «скорой». Монументы нужно ставить тем, кто закончил медакадемию».

По третьему адресу дочь 73-летней пациентки, Нора, прилетевшая из Германии, заявила: «Скорую» ожидали длительно, в Германии «скорая» просто «блиц» (стремительная. — И.А.), я шокирована этим городом и тем, в каком состоянии дороги, у вас нет ухода за пенсионерами, нет контроля за соцработниками. Грош стоимость вашему правительству и мэру». Как выяснилось, Нора — российская, живет в Германии уже 20 лет и решила забрать мама из Омска к для себя, но у старый дамы подпрыгнуло давление — переволновалась перед полетом.

На последующий вызов корреспонденты НГС.Анонсы поехали с фельдшером Русланом в составе реанимации, но к тяжело нездоровому пациенту корреспондентов не пустили. На этот вызов 26-летнего Руслана (слева) вызвали с обеда в столовой. «Стало больше наркоманов, тех, кто посиживает на спайсе: последние всегда желают раздеться, дурят, — ведает он. — В один прекрасный момент вызывали нас к девушке-подростку, которая была под спайсом — нагая выпала из окна на козырек подъезда, сломала оба ноги, но плясала, не чувствуя ничего».

Свободные минутки меж вызовами сотрудники «скорой» могут скоротать не только лишь в комнате отдыха и в холле за телеком, да и в мини-спортзале. Правда, за то время пока корреспонденты НГС.Анонсы находились на подстанции № 8, отдыхающего медперсонала не нашлось — в здании было тихо и пусто, слышно только объявления диспетчера и звук отъезжающих машин.

Те врачи, кто умеет играть на фортепиано, отдыхают за музыкой. Правда, старенькое фортепиано «Элегия» уже расстроено. Над инвентарем висит изображение Иисуса. «Мало кто уважает эту работу, — пеняет 25-летняя диспетчер, а в недавнешнем прошедшем и фельдшер Татьяна, но смущяется и скрывается от фотокорреспондента. — Многие не воспринимают нас, юных, серьезно, орут. Считают, что «скорая» — это такси: задумываются, что если машина задержалась, то мы здесь чай пьем».

Диспетчеры Татьяна и Миша — одни из малочисленных юных служащих на подстанции. Татьяна воспринимает звонки, Миша держит под контролем наличие медикаментов в каждой бригаде «скорой» после вызовов. «Молодой сотрудник для нас — это удовлетворенность, — отмечает заведующий учреждением Хлопков, — но после медакадемии в «скорую» работать не идут, только после колледжей, ну и то редко».

В свободное время служащих подстанции фотографирует кардиолог Егор Сычев — в его отсутствие коллеги с гордостью демонстрируют создателю доску со снимками Сычева. «Работа у нас томная, когда начинала в «скорой» — я переживала, рыдала, температурила. Жизнь стремительно пробегает, я здесь уже 38 лет работаю. Мы обыденные люди, у нас семьи как у всех, мы так же ездим на дачу и в отпуск, только мы адреналинзависимые. Тем, кто остается работать в «скорой», нужен этот адреналин», — улыбается диспетчер Валентина и заявляет очередь последующей бригады «скорой».

Ира Акишева

omskaya-skoraya

Про автора